Дорогие друзья! Рад приветствовать вас      

в моем блоге нашей Ассоциации. Здесь я комментирую вопросы Поэзии. Блог дополняется новыми поступлениями, но несомненно содержит

и классиков, питерских поэтов писавших о городе 

на Неве.
Пожалуйста не забывайте смотреть также

и нашу программу международных мероприятий  

До связи!

INTERNATIONAL ASSOCIATION OF ST PETERSBURG’S FRIENDS   © 2018  |  Copyright. All RIGHTS RESERVED

BLOG NEWS — БЛОГ НОВОСТИ

GOOD NEWS - ХОРОШИЕ НОВОСТИ 
-In December 2016 St-Petersburg was awarded by World Travel Award, «World’s Leading  Cultural City Destination 2016» becoming «the tourist capital of the world»

-The soccer world championship 2018 will take place at the stadium "Krestovsky" of Saint-Petersburg


-В декабре 2016 года Санкт-Петербург получил престижную награду  в области туриндустрии — World Travel Award в номинации  «World’s Leading Cultural City Destination 2016»,   став «туристической столицей мира»        

-Чемпионат мира по футболу 2018 будет проходить в том числе в грандиозном, новом стадионе "Крестовкий" Санкт-Петербурга


BLOG RHYME — БЛОГ РИФМА

Господа, Вашему вниманию 
блог поэта-петербуржца                      

Исаака Рукшина,                                    

Isaak Rukshin,                                          

Montreal - Canada

Beautiful Friendship - Красивая Дружба

Справка

Исаак Рукшин родился в 1934 г. в Ленинграде. В 7 лет встретил Великую Отечественную войну. Перед самым наступлением Блокады Ленинграда Исаак был вывезен Детским домом в Сибирь, где прожил 3 года, учась, работая на полях колхоза, наравне с взрослыми, под девизом «Всё для фронта, всё для победы!». Стихи начал писать в 9 лет. Детские воспоминания отразились в дальнейшем творчестве. В Ленинград вернулся в 1944 г. Получив профессию спортивного педагога и психолога, работал учителем в школе. Представлен к званию «Учитель Высшей категории». В 1996 г. переехал в Монреаль. Издал три книжки стихов. Имеет в Интернете свои странички на сайтах «Стихи.ру» и «Проза.ру». За поэзию и прозу, размещённые на них, был представлен к званиям, ежегодно: «Поэт года 2014, 2015, 2016 года», на литературную национальную премию «Наследие 2015 г.» и «Писатель 2016 года». Активно участвует в культурной жизни русскоговорящей общины Монреаля. Награждён Дипломом Гамбургского Международного фестиваля «За достижения в области поэзии и прозы». Лауреат Монреальского Международного фестиваля «Кленовые листья». Печатался в русскоязычных изданиях Монреаля и Америки. Был приглашен в поэтический сборник в США. По частным приглашениям выступал в Сан-Франциско (США), Карлсруэ (Германия). Его стихи расходятся из Интернета и начинают самостоятельную жизнь. Несколько раз он  получал сообщения о том, что его стихи читают на посещениях бывших концлагерей, в синагогах (Бердичев), используют в религиозных плейкастах, дают ссылки с цитатами на них авторы в Интернете. Исаак регулярно выступает с творческими вечерами, читает стихи на приёмах в честь торжественных дат в Генконсулате России в Монреале. Тематика его произведений: от лирики, сатиры и юмора, до освещения серьёзных социальных и морально-этических и нравственных проблем. Влюблён в родной город, красоты которого помнит с тех пор, как осознал себя в этом мире.


Здравствуйте, дорогие друзья родного Санктъ-Питерсбурха, Петербурга-Петрограда-Ленинграда-Питера.
В моем блоге Вы найдете известные и не очень стихи о нашем городе. Буду рад Вашим откликам. 

Осип Мандельштам
Адмиралтейство
В столице северной томится пыльный тополь,
Запутался в листве прозрачный циферблат,
И в тёмной зелени фрегат или акрополь
Сияет и́здали — воде и небу брат.
Ладья воздушная и мачта-недотрога,
Служа линейкою преемникам Петра,
Он учит: красота — не прихоть полубога,
А хищный глазомер простого столяра.
Нам чётырех стихий приязненно господство,
Но создал пятую свободный человек:
Не отрицает ли пространства превосходство
Сей целомудренно построенный ковчег?
Сердито лепятся капризные Медузы,
Как плуги брошены, ржавеют якоря —
И вот разорваны трёх измерений узы
И открываются всемирные моря.
Май 1913

-Исаак Рукшин, 19 июня 2018

​------------------------------------------


Георгий Иванов

Опять на площади Дворцовой
Блестит колонна серебром.
На гулкой мостовой торцовой
Морозный иней лег ковром.

Несутся сани за санями,
От лошадей клубится пар,
Под торопливыми шагами
Звенит намерзший тротуар.

Беспечный смех... Живые лица...
Костров веселые огни, —
Прекрасна Невская столица
В такие солнечные дни.

Идешь и полной грудью дышишь,
Спускаешься к Неве на лед
И ветра над собою слышишь
Широкий солнечный полет.

И сердце радостью трепещет,
И жизнь по-новому светла,
А в бледном небе ясно блещет
Адмиралтейская игла.

1915 г.

​​-Исаак Рукшин, 29 марта 2018

------------------------------------------


Валерий Брюсов

Здесь снов не ваял Сансовино,
Не разводил садов Ле-Нотр.
Все, волей мощной и единой,
Предначертал Великий Петр.

Остановив в болотной топи
Коня неистового скок,
Он повернул лицом к Европе
Русь, что смотрела на Восток;

Сковал седым гранитом реки,
Возвысил золоченый шпиль,
Чтоб в ясной мгле, как призрак некий,
Гласил он будущую быль.

Вдали — поля, поля России,
Усталый труд, глухая лень,
Всё те же нивы вековые
Всё тех же скудных деревень;

Вдали, как редкие цветенья,
Шумят несмело города,
В краях тоски и униженья,
Былого рабства и стыда.

Но Петроград огнями залит,
В нем пышный роскоши расцвет,
В нем мысль неутомимо жалит,
В нем тайной опьянен поэт,

В нем властен твой холодный гений,
Наш Кесарь-Август, наш Ликург!
И отзвуком твоих стремлений
Живет доныне Петербург!

1912

​-Исаак Рукшин, 12 декабря 2017

​----------------------------------------------


Дорогие земляки Петербуржцы, Петроградцы, Ленинградцы, Питерцы! Закончились летние каникулы и мы вновь встречаемся с Вами на страницах нашего блога.  Давайте сегодня пройдёмся с Владимиром Набоковым по его и нашему "лёгкому, воздушному Петербургу", узнавая и не узнавая любимый город таким, какой видел поэт.
В. Набоков
"Мне чудится в Рождественское утро
мой легкий, мой воздушный Петербург...
Я странствую по набережной... Солнце
взошло туманной розой. Пухлым слоем
снег тянется по выпуклым перилам.
И рысаки под сетками цветными
проносятся, как сказочные птицы;
а вдалеке, за ширью снежной, тают
в лазури сизой розовые струи
над кровлями; как призрак золотистый,
мерцает крепость (в полдень бухнет пушка:
сперва дымок, потом раскат звенящий);
и на снегу зеленой бирюзою
горят квадраты вырезанных льдин.

Приземистый вагончик темно-синий,
пером скользя по проволоке тонкой,
через Неву пушистую по рельсам
игрушечным бежит себе; а рядом
расчищенная искрится дорожка
меж елочек, повоткнутых в сугробы:
бывало, сядешь в кресло на сосновых
полозьях — парень в желтых рукавицах
за спинку хвать, — и вот по голубому
гудящему ледку толкает, крепко
отбрасывая ноги, косо ставя
ножи коньков, веревкой кое-как
прикрученные к валенкам, тупые,
такие же, как в пушкинские зимы...

Я странствую по городу родному,
по улицам таинственно-широким,
гляжу с мостов на белые каналы,
на пристани и рыбные садки.
Катки, катки — на Мойке, на Фонтанке,
в Юсуповском серебряном раю:
кто учится, смешно раскинув руки,
кто плавные описывает дуги,
и бегуны в рейтузах шерстяных
гоняются по кругу, перегнувшись,
сжав за спиной футляр от этих длинных
коньков своих, сверкающих, как бритвы,
по звучному лоснящемуся льду.

А в городском саду — моем любимом, -
между Невой и дымчатым собором,
сияющие, легкие виденья
сквозных ветвей склоняются над снегом,
над будками, над каменным верблюдом
Пржевальского, над скованным бассейном, -
и дети с гор катаются, гремят,
ложась ничком на бархатные санки.

Я помню все: Сенат охряный, тумбы
и цепи их чугунные вокруг
седой скалы, откуда рвется в небо
крутой восторг зеленоватой бронзы.
А там, вдали, над сетью серебристой,
над кружевами дивными деревьев -
там величаво плавает в лазури
морозом очарованный Исакий:
воздушный луч — на куполе туманном,
поддернутые инеем колонны...

Мой девственный, мой призрачный!.. Навеки
в душе моей, как чудо, сохранится
твой легкий лик, твой воздух несравненный,
твои сады, и дали, и каналы,
твоя зима, высокая, как сон
о стройности нездешней...

Ты растаял,
ты отлетел, а я влачу виденья
в иных краях — на площадях зеркальных,
на палубах скользящих... Трудно мне...
Но иногда во сне я слышу звуки
далекие, я слышу, как в раю
о Петербурге Пушкин ясноглазый
беседует с другим поэтом, поздно
пришедшим в мир и скорбно отошедшим,
любившим город свой непостижимый
рыдающей и реющей любовью...

И слышу я, как Пушкин вспоминает
все мелочи крылатые, оттенки
и отзвуки: "Я помню, — говорит, -
летучий снег, и Летний сад, и лепет
Олениной... Я помню, как, женатый,
я возвращался с медленных балов
в карете дребезжащей по Мильонной,
и радуги по стеклам проходили;
но, веришь ли, всего живее помню
тот легкий мост, где встретил я Данзаса
в январский день, пред самою дуэлью..."


​-Исаак Рукшин, 31 августа 2017
-------------------------------------------


Дорогие земляки! Прошу прощенья за небольшой перерыв в публикациях о нашем любимом городе.

Причин излагать не буду, прошу поверить, что они были уважительными. Посмотрите на величественный Исаакиевский собор,

на стремительного Медного всадника и насладитесь этим стихотворением 

В. Брюсов
К Медному Всаднику


В морозном тумане белеет Исакий,
На глыбе оснеженной высится Петр
И люди проходят в дневном полумраке,
Как будто пред ним выступая на смотр.


Ты так же стоял здесь, обрызган и в пене,
Над темной равниной взмутившихся волн;
И тщетно грозил тебе бедный Евгений,
Охвачен безумием, яростью полн.


Стоял ты, когда между криков и гула
Покинутой рати ложились тела,
Чья кровь на снегах продымилась, блеснула
И полюс земной растопить не могла!


Сменяясь, шумели вокруг поколенья,
Вставали дома как посевы твои...
Твой конь попирал с беспощадностью звенья
Бессильно под ним изогнутой змеи.


Но северный город - как призрак туманный,
Мы люди проходим, как тени во сне
Лиш ты сквозь века, неизменный, венчанный,
С рукою простертой летишь на коне.


1906

​-Исаак Рукшин, 19 июля 2017

-------------------------------------------


А сегодня со словами о нашем городе попросился выступить Осип Мандельштам, 
посвятивший эти строки Николаю Гумилёву. Читаем и слушаем одного великого поэта другому великому поэту.                       
Осип Мандельштам


Над желтизной правительственных зданий
Кружилась долго мутная метель,
И правовед опять садится в сани,
Широким жестом запахнув шинель.

Зимуют пароходы. На припеке
Зажглось каюты толстое стекло.
Чудовищна, как броненосец в доке,—
Россия отдыхает тяжело.

А над Невой — посольства полумира,
Адмиралтейство, солнце, тишина!
И государства жесткая порфира,
Как власяница грубая, бедна.

Тяжка обуза северного сноба —
Онегина старинная тоска;
На площади Сената — вал сугроба,
Дымок костра и холодок штыка...

Черпали воду ялики, и чайки
Морские посещали склад пеньки,
Где, продавая сбитень или сайки,
Лишь оперные бродят мужики.

Летит в туман моторов вереница;
Самолюбивый, скромный пешеход —
Чудак Евгений — бедности стыдится,
Бензин вдыхает и судьбу клянет!

Январь 1913, 1927

​-Исаак Рукшин,  12 июня 2017
---------------------------------------



Дорогие земляки! Сегодня Николай Агнивцев немного передохнёт, дав место на этой странице другим поэтам, 
так же любящим наш неповторимый город. Свои стихи нам предложил Владимир Княжнин. 
Читаем, проникнувшись его настроением.

Владимир Княжнин


Люблю возвращаться весною
Под стук запоздалых карет, 
Когда полосой огневою
Прорежется тонкий рассвет.

Не светит луна над домами, 
А- час лишь -горело светло!
И гаснут огни за огнями, 
И окон бледнеет стекло.

Уж с улиц, прямых и пустынных, 
Ночная исчезнула мгла.
Над сонмом кварталов старинных
Блеснула златая игла.

Уж алые неба опалы
Коснулися призрачных вод, 
И - в тёмных решётках - каналы
Спешат отразить небосвод.

Уж площади плещут от гула
Под ветра капризной игрой.
И утро воздушно свернуло
Над синей, в гранитах, Невой.

Ночь в море, далёкая, тонет, 
Движенье сильней, всё шумней - 
То Гелиос по небу гонит
Квадригу крылатых коней.
1911 г.


​-Исаак Рукшин,  30 мая 2017
---------------------------------------


Дорогие земляки! Не соскучились ли Вы по Петербургу? Я так да!

Пойдёмте вслед за нашим проводником Николаем Агнивцевым. Прогуляемся.

         Николай Агнивцев         
Санкт-Петербург

Ах, как приятно в день весенний
Урвать часок на променад
И для галантных приключений
Зайти в веселый Летний сад.

Там, средь толпы жантильно-гибкой,
Всегда храня печальный вид,
С разочарованной улыбкой
Поручик Лермонтов стоит!

Ах, Санкт-Петербург, все в тебе очень странно,
Серебряно-призрачный город туманов!
Ах, Петербург, красавиц "мушки",
Дворцы, каналы, Невский твой!
И Александр Сергеич Пушкин
У парапета над Невой!

А белой ночью, как нелепость,
Забывши день, всю ночь без сна
На Петропавловскую крепость
Глядеть из темного окна!..
И, лишь запрут в Гостинном лавки,
Несутся к небу до утра
Рыданье Лизы у Канавки
И тoпoт Меднаго Петра!..

Ах, Санкт-Петербург, все в тебе очень странно,
Серебряно-призрачный город туманов!
Ах, Петербург, красавиц "мушки,"
Дворцы, каналы, Невский твой!
И Александр Сергеич Пушкин
У парапета над Невой! 


​-Исаак Рукшин,  19 мая 2017
---------------------------------------


Дорогие земляки и любители поэзии, заглянувшие на этот сайт.
Позвольте поздравить Вас с Великим Праздником, Днём Победы,
и пожелать Вам Мира, Свободы, Счастья, Здоровья и чистого неба.
Предлагаю Вам двинуться далее в страну Поэзию за Николаем 
Агнивцевым, певцом нашего любимого города.


        Николай Агнивцев         
Странный Город

Санкт-Петербург - гранитный город,
Взнесенный Словом над Невой,
Где небосвод давно распорот
Адмиралтейскою иглой!

Как явь, вплелись в твои туманы
Виденья двухсотлетних снов,
О, самый призрачный и странный
Из всех российских городов!

Недаром Пушкин и Растрелли,
Сверкнувши молнией в веках,
Так титанически воспели
Тебя - в граните и в стихах!

И майской ночью в белом дыме,
И в завываньи зимних пург
Ты всех прекрасней - несравнимый
Блистательный Санкт-Петербург!


-Исаак Рукшин,  9 мая 2017

---------------------------------------


Дорогие земляки и гости нашего города! - Так начинают своё общение экскурсоводы по Санкт-Петербургу с людьми, пришедшими посмотреть, с их помощью, прекрасные виды нашего любимого Города и послушать сюжеты о нём. Я же хочу продолжить наше знакомство с поэтом (эпитеты о нём представляю возможность высказать Вам, после прочтения его проникновенных строк) Николаем Агнивцевым.          

Он эмигрировал после революции 1917 г. в Париж, где начал тосковать об утраченном Петербурге, символе родины и юности.                      Тоска по родине победила и в 1923 г. поэт вернулся в Россию. И стал публиковать свои стихи.
Николай Агнивцев
В моем изгнаньи бесконечном
Я видел все, чем мир дивит:
От башни Эйфеля до вечных
Легендо-звонных пирамид!..
И вот "на ты" я с целым миром!
И, оглядевши все вокруг,
Пишу расплавленным ампиром
На диске солнца: "Петербург".

В дали от тебя Петербург

Ужель в скитаниях по миpy
Вас не пронзит ни разу, вдруг,
Молниеносною рапирой
Стальное слово "Петербург"?
Ужели Пушкин, Достоевский,
Дворцов застывший плац-парад,
Нева, Мильонная и Невский
Вам ничего не говорят?
А трон Российской Клеопатры
В своем саду, и супротив
Александринскаго театра
Непоколебленный массив?
Ужель неведомы вам даже
Фасад Казанских колоннад?
Кариатиды Эрмитажа?
Взлетевший Петр, и Летний сад?
Ужели вы не проезжали
В немного странной вышине
На старомодном "империале"
По Петербургской стороне?
Ужель, из рюмок томно-узких
Цедя зеленый пипермент,
К ногам красавиц петербургских
Вы не бросали комплимент?
А непреклонно-раздраженный
Заводов выборгских гудок?
А белый ужин у "Донона?"
А "Доминикский" пирожок?
А разноцветные цыгане
На Черной речке, за мостом,
Когда в предутреннем тумане
Все кувыркается вверх дном;
Когда моторов вереница
Летит, дрожа, на Острова,
Когда так сладостно кружится
От редерера голова!..
Ужели вас рукою страстной
Не молодил на сотню лет,
На первомайской сходке красный
Бурлящий Университет?
Ужель мечтательная Шура
Не оставляла у окна
Вам краткий адрес для амура:
"В. О. 7 л. д. 20-а?"
Ужели вы не любовались
На сфинксов фивскую чету?
Ужели вы не целовались
На Поцелуевом мосту?
Ужели белой ночью в мае
Вы не бродили у Невы?
Я ничего не понимаю!
Мой Боже, как несчастны вы!..


​-Исаак Рукшин,  27 апреля 2017

--------------------------------------------


А Вы, дорогие земляки, согласны с Николаем Агнивцевым?


Николай Агнивцев

Санкт-Петербургские Триолеты


Скажите мне, что можеть быть 
Прекрасней Невской перспективы, 
Когда огней вечерних нить 
Начнет размеренно чертить 
В тумане красные извивы?! 


Скажите мне, что можеть быть 
Прекрасней Невской перспективы?.. 
Скажите мне, что может быть 
Прекрасней майской белой ночи, 
Когда начнет Былое вить 
Седых веков седую нить 
И возвратить столетья хочет?! 


Скажите мне, что может быть 
Прекрасные майской белой ночи?.. 
Скажите мне, что может быть 
Прекрасней дамы петербургской, 
Когда она захочеть свить 
Любви изысканную нить, 
Рукой небрежною и узкой?! 
Скажите мне, что может быть 
Прекрасней дамы петербургской?


​-Исаак Рукшин,  18 апреля 2017

--------------------------------------------


Дорогие друзья! Предлагаю Вашему вниманию стихотворение Георгия Иванова. Его видение нашего города. 

Георгий Владимирович Иванов (1894-1958)

 Мне все мерещится тревога и закат...

Мне все мерещится тревога и закат, 
И ветер осени над площадью Дворцовой, 
Одет холодной мглой Адмиралтейский сад, 
И шины шелестят по мостовой торцовой.

Я буду так стоять, и ты сойдешь ко мне, 
С лиловых облаков, надежда и услада! 
Но медлишь ты, и вот я обречен луне, 
Тоске и улицам пустого Петрограда.

И трость моя стучит по звонкой мостовой, 
Где ветер в лица бьет и раздувает полы... 
Заката красный дым. Сирены долгий вой. 
А завтра новый день — безумный и веселый.

​-Исаак Рукшин,  11 апреля 2017

-----------------------------------------


Дорогие земляки - ленинградцы! Предлагаю Вам стихи-размышления, любимого мною поэта о любимом нашем городе.

Александр Городницкий

Этот город, неровный, как пламя...

Этот город, неровный, как пламя,
Город-кладбище, город-герой,
Где за контуром первого плана
Возникает внезапно второй!

Этих храмов свеченье ночное,
Этих северных мест Вавилон,
Что покинут был расой одною
И другою теперь заселен!

Где каналов скрещенные сабли
Прячет в белые ножны зима
И дворцовых построек ансамбли
Приезжающих сводят с ума!

Лишь порою июньскою летней,
Прежний облик ему возвратив,
В проявителе ночи бесцветной
Проступает его негатив.

И не вяжется с тем Петроградом
Новостроек убогих кольцо,
Как не вяжется с женским нарядом
Джиоконды мужское лицо.


​-Исаак Рукшин,  4 апреля 2017

​-----------------------------------------


Дорогие друзья! Мне кажется символичным, что фамилия Александра Моисеевича содержит в себе понятие "Город", с которым

        он нерасторжимо связан и питает к нему безмерную любовь, что проявляется в каждом стихотворении о Великом городе:                                                                              

Александр Городницкий

 Петербург
               
Кем вписан он в гранит и мох,
Рисунок улиц ленинградских,
На перепутье двух эпох,
Бессмысленных и азиатских?

Насильно Русь привёл сюда
Разочарованный в Востоке
Самодержавный государь,
Сентиментальный и жестокий.

Здесь, первый выплавив металл,
Одев гранитом бастионы,
Он об Италии мечтал,
О звонкой славе Альбиона.

Не зря судьба переплела
Над хмурой невскою протокой
Соборов римских купола,
Лепное золото барокко.

И меж аллей, где тишина
Порхает легкокрылым Фебом,
Античных статуй белизна
Сливается с полночным небом.

Прости же, Англия, прости
И ты, Италия седая!
Не там Владимир нас крестил -
Был прав безумный Чаадаев.

Но, утомлённые Москвой,
Купив билет на поезд скорый,
С какой-то странною тоской
Мы приезжаем в этот город.

И там, где скользкие торцы
Одела влажная завеса,
В молчанье смотрим на дворцы,
Как скиф на храмы Херсонеса.

Шумит Москва, Четвёртый Рим,
Грядущей Азии мессия,
А Петербург - неповторим,
Как Европейская Россия.


​-Исаак Рукшин,  26 марта 2017

----------------------------------------


Предлагаю Вашему вниманию стихи классиков о нашем Великом городе! 


Александр Пушкин

Люблю тебя, Петра творенье! (из поэмы "Медный всадник")


​Люблю тебя, Петра творенье,
Люблю твой строгий, стройный вид,
Невы державное теченье,
Береговой ее гранит,
Твоих оград узор чугунный,
Твоих задумчивых ночей
Прозрачный сумрак, блеск безлунный,
Когда я в комнате моей
Пишу, читаю без лампады,
И ясны спящие громады
Пустынных улиц, и светла
Адмиралтейская игла,
И, не пуская тьму ночную
На золотые небеса,
Одна заря сменить другую
Спешит, дав ночи полчаса.
Люблю зимы твоей жестокой
Недвижный воздух и мороз,
Бег санок вдоль Невы широкой,
Девичьи лица ярче роз,
И блеск, и шум, и говор балов,
А в час пирушки холостой
Шипенье пенистых бокалов
И пунша пламень голубой.
Люблю воинственную живость
Потешных Марсовых полей,
Пехотных ратей и коней
Однообразную красивость,
В их стройно зыблемом строю
Лоскутья сих знамен победных,
Сиянье шапок этих медных,
На сквозь простреленных в бою.
Люблю, военная столица,
Твоей твердыни дым и гром,
Когда полнощная царица
Дарует сына в царской дом,
Или победу над врагом
Россия снова торжествует,
Или, взломав свой синий лед,
Нева к морям его несет
И, чуя вешни дни, ликует.
Красуйся, град Петров, и стой
Неколебимо как Россия,
Да умирится же с тобой
И побежденная стихия;
Вражду и плен старинный свой
Пусть волны финские забудут
И тщетной злобою не будут
Тревожить вечный сон Петра!



Александр Блок​

Белой ночью месяц красный...


Белой ночью месяц красный
Выплывает в синеве.
Бродит призрачно-прекрасный,
Отражается в Неве.

Мне провидится и снится
Исполненье тайных дум.
В вас ли доброе таится,
Красный месяц. тихий шум?..


22 мая 1901



​Анна Ахматова

Летний сад


К розам хочу, в тот единственный сад,
Где лучшая в мире стоит из оград,

Где статуи помнят меня молодой,
А я их под невскою помню водой.

В душистой тени между царственных лип
Мне мачт корабельных мерещится скрип.

А лебедь, как прежде, плывет сквозь века,
Любуясь красой своего двойника.

И замертво спят сотни тысяч шагов
Врагов и друзей, друзей и врагов.

А шествию теней не видно конца
От вазы гранитной до двери дворца.

Там шепчутся белые ночи мои
О чьей-то высокой и тайной любви.

И все перламутром и яшмой горит,
Но света источник таинственно скрыт.


9 июля 1959, Ленинград 1 июня 1919, Царское Село



Осип Мандельштам

Ленинград


Я вернулся в мой город, знакомый до слез,
До прожилок, до детских припухлых желез.

Ты вернулся сюда, так глотай же скорей
Рыбий жир ленинградских речных фонарей,

Узнавай же скорее декабрьский денек,
Где к зловещему дегтю подмешан желток.

Петербург! я еще не хочу умирать!
У тебя телефонов моих номера.

Петербург! У меня еще есть адреса,
По которым найду мертвецов голоса.

Я на лестнице черной живу, и в висок
Ударяет мне вырванный с мясом звонок,

И всю ночь напролет жду гостей дорогих,
Шевеля кандалами цепочек дверных.


Декабрь 1930



Борис Пастернак

Петербург


Как в пулю сажают вторую пулю
Или бьют на пари по свечке,
Так этот раскат берегов и улиц
Петром разряжен без осечки.

О, как он велик был! Как сеткой конвульсий
Покрылись железные щеки,
Когда на Петровы глаза навернулись,
Слезя их, заливы в осоке!

И к горлу балтийские волны, как комья
Тоски, подкатили; когда им
Забвенье владело; когда он знакомил
С империей царство, край - с краем.

Нет времени у вдохновенья. Болото,
Земля ли, иль море, иль лужа, -
Мне здесь сновиденье явилось, и счеты
Сведу с ним сейчас же и тут же.

Он тучами был, как делами, завален.
В ненастья натянутый парус
Чертежной щетиною ста готовален
Bрезалася царская ярость.

В дверях, над Невой, на часах, гайдуками,
Века пожирая, стояли
Шпалеры бессонниц в горячечном гаме
Рубанков, снастей и пищалей.

И знали: не будет приема. Ни мамок,
Ни дядек, ни бар, ни холопей.
Пока у него на чертежный подрамок
Надеты таежные топи.

Волны толкутся. Мостки для ходьбы.
Облачно. Небо над буем, залитым
Мутью, мешает с толченым графитом
Узких свистков паровые клубы.

Пасмурный день растерял катера.
Снасти крепки, как раскуренный кнастер.
Дегтем и доками пахнет ненастье
И огурцами - баркасов кора.

С мартовской тучи летят паруса
Наоткось, мокрыми хлопьями в слякоть,
Тают в каналах балтийского шлака,
Тлеют по черным следам колеса.

Облачно. Щелкает лодочный блок.
Пристани бьют в ледяные ладоши.
Гулко булыжник обрушивши, лошадь
Глухо въезжает на мокрый песок.

Чертежный рейсфедер
Всадника медного
От всадника - ветер
Морей унаследовал.

Каналы на прибыли,
Нева прибывает.
Он северным грифилем
Наносит трамваи.

Попробуйте, лягте-ка
Под тучею серой,
Здесь скачут на практике
Поверх барьеров.

И видят окраинцы:
За Нарвской, на Охте,
Туман продирается,
Отодранный ногтем.

Петр машет им шляпою,
И плещет, как прапор,
Пурги расцарапанный,
Надорванный рапорт.

Сограждане, кто это,
И кем на терзанье
Распущены по ветру
Полотнища зданий?

Как план, как ландкарту
На плотном папирусе,
Он город над мартом
Раскинул и выбросил.

Тучи, как волосы, встали дыбом
Над дымной, бледной Невой.
Кто ты? О, кто ты? Кто бы ты ни был,
Город - вымысел твой.

Улицы рвутся, как мысли, к гавани
Черной рекой манифестов.
Нет, и в могиле глухой и в саване
Ты не нашел себе места.

Воли наводненья не сдержишь сваями.
Речь их, как кисти слепых повитух.
Это ведь бредишь ты, невменяемый,
Быстро бормочешь вслух.


1915


Иннокентий Анненский

Петербург


Желтый пар петербургской зимы,
Желтый снег, облипающий плиты...
Я не знаю, где вы и где мы,
Только знаю, что крепко мы слиты.

Сочинил ли нас царский указ?
Потопить ли нас шведы забыли?
Вместо сказки в прошедшем у нас
Только камни да страшные были.

Только камни нам дал чародей,
Да Неву буро-желтого цвета,
Да пустыни немых площадей,
Где казнили людей до рассвета.

А что было у нас на земле,
Чем вознесся орел наш двуглавый,
В темных лаврах гигант на скале, -
Завтра станет ребячьей забавой.

Уж на что был он грозен и смел,
Да скакун его бешеный выдал,
Царь змеи раздавить не сумел,
И прижатая стала наш идол.

Ни кремлей, ни чудес, ни святынь,
Ни миражей, ни слез, ни улыбки...
Только камни из мерзлых пустынь
Да сознанье проклятой ошибки.

Даже в мае, когда разлиты
Белой ночи над волнами тени,
Там не чары весенней мечты,
Там отрава бесплодных хотений.


​​-Исаак Рукшин, 22 марта 2017

---------------------------------------


Cтихотворение, которое предложу Вашему вниманию, это произведение чудесной Беллы Ахмадулиной,

положенное на великолепную музыку  Евгения Крылатова для к/ф "Достояние республики".​​​

Беллa Ахмадулинa
Что было – то и будет

Что было – то и будет
Пускай судьба рассудит,
Пред этой красотою
Всё суета и дым...
Бродяга и задира,
Я обошёл полмира,
Но встану на колени
Пред городом моим...

Не знаю я, известно ль вам,
Что я певец прекрасных дам,
Но с ними я изнемогал от скуки...
А этот город мной любим,
За то, что мне не скучно с ним,
Не дай мне Бог, не дай мне Бог,
Не дай мне Бог разлуки...

Не знаю я, известно ль вам,
Что я бродил по городам,
И не имел пристанища и крова...
Но возвращался, как домой,
В простор меж небом и Невой.
Не дай мне Бог, не дай мне Бог,
Не дай мне Бог иного...

Не знаю я, известно ль вам,
Что я в беде не унывал,
Но иногда мои влажнели веки,
Я этим городом храним,
И провиниться перед ним
Не дай мне Бог, не дай мне Бог,
Не дай мне Бог вовеки...

​​-Исаак Рукшин, 17 марта 2017
-----------------------------------------


В 1963 году, находясь в экспедиции в океане на бриге "Крузенштерн", молодой Александр Городницкий написал стихи: "Атланты",

которые сам положил на музыку.  Эта песня сразу стала популярной и её признали неофициальным гимном Великого города.

Александр Городницкий
Атланты

​Когда на сердце тяжесть
И холодно в груди,
К ступеням Эрмитажа
Ты в сумерки приди,
Где без питья и хлеба,
Забытые в веках,
Атланты держат небо
На каменных руках.

Держать его махину
Не мёд со стороны.
Напряжены их спины,
Колени сведены.
Их тяжкая работа
Важней иных работ:
Из них ослабни кто-то -
И небо упадёт.

Во тьме заплачут вдовы,
Повыгорят поля.
И встанет гриб лиловый
И кончится Земля.
А небо год от года
Всё давит тяжелей,
Дрожит оно от гуда 
Pакетных кораблей.

Стоят они - ребята,
Точёные тела,
Поставлены когда-то,
А смена не пришла.
Их свет дневной не радует,
Им ночью не до сна.
Их красоту снарядами 
Уродует война.

Стоят они навеки,
Уперши лбы в беду,
Не боги - человеки,
Привыкшые к труду.
И жить ещё надежде
До той поры пока
Атланты небо держат
На каменных руках.

1963

​-Исаак Рукшин, 4 марта 2017
​-----------------------------------------